Тьерри Рюинар – монах, мыслитель и создатель шампанского Ruinart

Нижеприведенное эссе было специально написано как конкурсная работа для участия в семинарах Atelier Sommeliere 2017 в Москве.

“Тьерри Рюинар – монах, мыслитель и создатель шампанского Ruinart”.

(Трехсотлетний путь бренда)

 

“Памятуйте присно латинское оное присловие: «Молитесь и трудитесь!»

Петр I


Тьерри Рюинар не был виноделом, но “Ruinart” стал брендом. Французский историк и палеограф, ученик Жана Мабильона – отца латинской дипломатики и палеографии, был одним из самых известных членов Бенедиктинской конгрегации св. Мавра, знаменитой своими трудами по научно-критической обработке и изданию сочинений святых отцов. Он занимался мартириями – официальными протоколами судов над христианскими мучениками. Однако же узнаваемым его имя сделали отнюдь не мученические акты, а шампанское Ruinart.

Монастыри Бенедиктинского монашеского ордена нередко получали в дар земельные наделы в вечное владение. Подчас единственно возможным ремеслом на дарованных землях оказывалось виноградарство, ибо ничто кроме виноградной лозы не могло дать богатого урожая на скудных почвах. Тяжелая и кропотливая работа, необходимая для выживания и привычная монаху-бенедиктинцу, стала залогом развития и процветания винодельческого искусства. Тем не менее, сами бенедектинцы были чрезвычайно бедны, хоть и потрясающе богаты как «орден».

1200px-Monk_sneaking_a_drinkOra et labora (лат. «молись и трудись») – именно этим девизом бенедиктинцы в корне изменили пренебрежительное отношение к ручному труду и возделыванию земли, которые традиционно ассоциировались исключительно с чернью. Теперь это удел тех, кто трудится во имя бога и на благо общества. Впервые за всю свою историю виноделие начинает восприниматься как божественный промысел, доступный каждому, как связующее звено между мирским и сакральным. Однако история сыграла злую шутку, и в скором времени в литературе и, главным образом, в фольклоре сформировался устойчивый образ разгульного монаха, который злоупотребляет алкоголем, – своеобразное единство духовного и низменного.

 Meum est propositum in taberna mori… (лат. «умереть в застолице я хотел бы лежа, быbub_gb_GRb0pH1WUNkCть к вину поблизости мне всего дороже») – одна из самых известных средневековых застольных песен, высмеивающая пьянство монахов. Она была написана ок. 1160 г., предположительно, поэтом-вагантом, носившем псевдоним Архипиит Кёльнский. К XVII веку, т.е. времени, когда Тьерри Рюинар уже вчитывался в старинные манускрипты и выискивал имена христианских мучеников, все кому не лень глумились над пороками монахов, в том числе и Франсуа Рабле. Тьерри принадлежал к мавристской конгрегации монахов Бенедиктинского ордена, основной задачей которого было возвращение к историко-литературному труду и строгому монашеству. Он родился в Отвильерском аббатстве недалеко от Реймса. После окончания учебы поступил на службу в аббатство Сен-Реми и очень быстро зарекомендовал себя как педантичного ученого. Такие его работы, как редактура трудов Святого Георгия Турского, хроник Фредегара по сей день изумляют своей фундаментальностью. Однако крупнейшим его вкладом в развитие бенедиктинского ордена Франции считается «Apologie de la mission de Saint-Maur» (Издана в Париже в  1702 году). В 1709 году Тьери Рюинар отправился в путешествие собирать материал для продолжения работы, но вскоре заболел и умер.

Труд винодела и труд монаха очень близки между собой: в кропотливости, предельном внимании к деталям, в поиске того, что в католической традиции именуется «божественной искрой» или озарением. «Созерцательная молитва и тяжелый труд» – формула, превращающая воду в вино.

026_foto_0383_barvy.inddВ XIX веке имя Тьерри Рюинара стало нарицательным, а его личность – символом возвращения к благочестию и восстановления репутации монашеских орденов, к формуле ora et labora. Консерватизм, качество, педантичный труд – именно эти ассоциации возникают в сознании, когда мы слышим его имя. Становление бренда «Рюинар» приходится на 1729 год, когда племянник Тьерри Рюинара Николя Рюинар основал шампанский дом, что неизбежно проводит ариаднину нить фамилии между трудами бенедиктинца и новым бизнесом.

Нам известна точная дата начала «огранки бриллианта» – бренда Ruinart. Это 1895 год, когда совпали два  важнейших события в истории Дома, причем оба связаны с именем Альфонса Мухи (Alfons Mucha). Чешский художник, родившийся неподалеку от Брно, в Моравии, в 1895 г. получает от Андре Рюинара заказ на изготовление плаката «Ruinart» и вместе с тем оказывается среди творческой богемы Парижа, в кругу символистов «Салона ста» (Salon des Cent), куда входили художники Боннар, Тулуз-Лотрек и Грассе, поэты Верлен и Малларме. В числе его новых знакомых братья Люмьер, вместе с которыми Альфонс Муха работает над кинематографическими проектами. Шампанское Ruinart постепенно становится обязательным атрибутом светского общества: богемы, голливудских актеров, политиков. Уже потом, когда «Ruinart» стал ассоциироваться с искусством, в общем поле творчества возникли такие имена художников как Hubertle Gall, Maarten Baas, India Mahdavi, Gideon Rubin и Hervé Vander Straeten.

Символом долгого и причудливого пути шампанского бренда Ruinart вполне могла бы стать формула Ora et labora – средневековый девиз, обогатившийся в новое время новыми смыслами: монашество, труд, бизнес, искусство, гедонизм, утонченность.

Текст: Кирилл Бурлуцкий